К 500-летию Белопесоцкого монастыря

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

Писарькова Л.Ф., канд. ист. наук (Институт Российской истории РАМ)

Чернов С.З., канд. ист. наук (Институт археологии РАН)

Предлагаемая книга очерков посвящена истории одного из красивейших подмосковных уголков, расположенного на левобережье р. Оки между Серпуховом и Коломной. В ней рассказывается о природе, геологии, древнейших следах освоения человеком Ступинского края, его историческом прошлом в эпоху средневековья, вплоть до начала XVII столетия. Эта окраина Московского княжества играла важную роль в обороне русских земель от татарских набе­гов. Здесь была создана система обороны, получившая на­звание "берег", возникли Кашира и Хатунь, был основан Белопесоцкий монастырь. В Ступинском крае располагались владения видных представителей Государева двора. В конце XVI - начале XVII вв. на долю края, как и всей России, выпали тяжкие испытания.

От автора

Ступино - город молодой. В 1998 году ему исполнилось 60 лет. Еще моложе биография Ступинского района: в совре­менных границах он существует лишь с 1960 года. Однако исто­рия 250 селений, входящих в эти границы, насчитывает уже не десятки, а сотни лет. Первые же люди появились на территории района много тысяч лет назад, в среднем каменном веке - мезолите. Уже с того времени край привлекал их своими природно-климатиче­скими условиями. История края уходит в тысячелетия.

В последнее время становится все более очевидным, что без изучения своей малой Родины не понять и боль­шой - России. Каждый человек, начиная с детства, осознает себя прежде всего жителем села, города, края, где он родился, лишь затем - гражданином своего ве­ликого Отечества. Из этого и исходят Ступинские крае­веды: В.И.Болдин, А.Б.Голланд, В.П.Воробьев, А.К.Ко­жемякин, Г.В.Чернова, Т.И.Степанова, Е.Н.Глазков.

Настоящими заметками, охватывающими историю края с древнейших времен до начала XVII века, автор хотел бы внести и свою лепту в эту столь нужную и важную работу.

При написании заметок автор широко использовал известные научные публикации по истории России, ка­сающиеся нашего края, а также материалы археологи­ческих отчетов Института археологии Российской Академии наук, Ступинского историко-краеведческого музея, краеведа А.Б.Голланда.

Природа и климат Ступинского района

Важную роль в жизни человека играют природно-климатические условия. В нашем крае они благоприятные. Климат умеренный. Средняя температура января - минус 10,5°, июля - плюс 18,5°. Количество безморозных дней в году - 130, с температурой выше 15° тепла - 75. Средняя высота снежного покрова зимой - до 40 см. Снег сходит 5-15 апреля. Среднегодовое количество осадков, по данным Каширской метеостанции, держится на уровне 500 мм.

Если взглянуть на территорию района с высоты птичьего полета, то увидим, что по характеру рельефа это слабохолмистая равнина, которая местами, особенно в средней части, довольно сильно расчленена оврагами и балками. Большое влияние на формирование рельефа оказали многочисленные речки. Их в нашем крае около 500. Наиболее крупные из них Ока, Каширка, Лопасня, Северка.

Ока на протяжении 23 км представляет собой естественную границу района. Ее пойма шириной до 3 км весной на 20-30 дней заливается водой. Почти пополам район делит река Каширка, долина которой особенно широка под Иван-Теремом, Липитино и, конечно, в устье, под Старой Каширой. Воду она набирает из 8 притоков, из которых наиболее заметны Ситенка, Матюкова, Песочника. С запада район окаймляет Лопасня. Русло реки сравнительно неглубокое, течение спокойное.

На северо-востоке протекает Северка, которая несмотря на краткость своего пути по территории района, успевает вобрать в себя воду девяти небольших речек и ручьев, таких как Городенка, Сухуша, Осечка, Речица, Востец. Они придают течению Северки спокойный характер, а ее красивая долина в окрестностях села Покровского так и просится на картину художника.

Из остальных речек большая часть в летнее время превращается в малозаметные ручейки, а некоторые высыхают совсем, пополняя собой число оврагов и балок.

Половину территории района, т.е. 72 тыс. га, занимают луга и кустарники. Коренными лесообразующими породами были когда-то дуб, клен, вяз, липа, ясень. Но их осталось совсем немного. Свое место на севере, востоке и в центральной части района они уступили смешанным лесам, в которых преобладают береза и осина, а на юге им на смену пришла сосна. Особенно красиво сосновые боры смотрятся на высоких берегах Оки, в окрестностях Соколовой Пустыни, Кременья. Еловые массивы можно увидеть в основном на юго-западе района, вокруг Хатуни. В долинах рек растет ольха. В подлесках часто встречаются орешник, жимолость, крушина, рябина, ивняк.

Травянистый покров в лесах разнообразен. В сухих сосновых лесах поверхность сплошным ковром закрывает лишайник. Весной здесь цветут фиалка, кошачья лапка. В местах с преобладанием ели, кроме мхов, встречаются карликовые кустарнички - вересковые, много брусники и черники. Весной зацветают ландыш, мятлик, купальницы, звездчатка, грушанка, папоротник.

Основными обитателями лиственных лесов являются ветреница дубравная, копытень. К июню расцветают медуница, пахучая фиалка. Далеко окрест распространяет свой лимонный аромат первоцвет, или баранчик. Летом появляются лазурная вероника, сныть, живучка, а по опушкам и полянам земляника. На наиболее пониженных участках в это время можно увидеть влаголюбивые растения - щучку и лютики. В лесах много грибов; в еловых - это рыжики, белые, грузди, маслята, моховики и сыроежки. Для лиственных наиболее характерны подберезовики, подосиновики, свинушки, лисички и особенно опята.

Луговая растительность в районе связана с деятельностью человека. В травостое лугов и пастбищ, занимающих около 16 тыс. га и приуроченных в основном к опушкам лесов, лощинам, склонам и днищам оврагов и балок, преобладают полевица, ежа сборная, мятлик однолетний, овсяница луговая, щучка дернистая, на более сырых лугах - осока. Из разнотравья наиболее часто встречаются клевера белый и красный, лютик едкий, манжетка, щавель кислый, подорожник, тысячелистник, одуванчик, горицвет. Из сорняков наиболее непрошенные "гости" - сурепка, хвощ, конский щавель.

Смешанный характер лесного покрова обусловил преобладание в районе дерново-подзолистых и серых почв. По химическому составу это в основном суглинки. Вдоль Оки тянутся пойменные почвы. Значительная часть почв переувлажнена. Почти все они нуждаются в систематическом внесении органических удобрений и известковании.

Не уступает растительному миру по многообразию и мир животный. По подсчетам охотоведов, в лесах проживает более 200 лосей, около 100 европейских оленей, косуль, кабанов. В лесной чаще можно также встретить барсука, лисицу и даже куницу. А на мелких речках - бобров. Все они в районе не новоселы. Остатки костей этих животных найдены при раскопках Старшего Каширского городища в слоях, датированных еще I тыс. до нашей эры. Привычными для наших лесов остаются зайцы и белки, а также до 270 видов птиц, среди которых - глухари и перепелки, жаворонки, скворцы, синицы, ласточки.

В водоемах района обитает до 50 видов рыбы. Это судак и щука, лещ и карась, окунь и пескарь, карп и другие. Когда-то в ручьях, впадающих в реку Лопасню, в окрестностях деревни Прутно, водилась еще и форель.

К сожалению, в результате широкого применения в сельском хозяйстве минеральных удобрений и ядохимикатов, привлечения для их разбрасывания авиации резко сократилось количество ягод и грибов в лесах, рыбы - в реках. А о горной форели и говорить не приходится.

Сквозь толщу тысячелетий…

Территория нашего района площадью 169,5 квадратных километров является частью Восточно-Европейской (Русской) равнины, которая в геологическом отношении представляет платформу из двух "этажей". Первый, нижний - кристаллический фундамент - сложен из гнейсов, гранитов, сиенитов. Второй, верхний, - из осадочных горных пород. В основании этих пород залегают известняки. Их мощные отложения можно обнаружить в районе повсюду. Это не случайно.

На протяжении нескольких миллиардов лет территория района, как и вся Русская равнина, периодически становилась дном моря.

Впервые это произошло в докембрийский период (3,5 миллиарда лет назад). В его водах появились простейшие организмы: микробы, бактерии. В кембрийский период, с потеплением климата и начавшимся обмелением моря, развились более сложные: брахиоподы, головоногие моллюски, членистоногие - трилобиты. Их окаменевшие останки стали первыми составляющими частями известняков. Все они, особенно трилобиты, хорошо просматриваются в отложениях Хатунской каменоломни.

В последующий, силурийский, период появились кораллы. Их можно увидеть в той же Хатуни, а также в известняковых обнажениях в Соколовой Пустыни. В девонский период, с очередным отступлением моря с равнины, на мелководьях выросли уже крупные колонии кораллов, образовавших рифовые известняки. В усыхающих лагунах отложились доломиты, гипсы, мергели.

Процесс их образования особенно ускорился в каменноугольном периоде. На это указывают толщи карбонатных пород в каменоломнях под Образцовом и Городищем. Здесь, наряду с обычным, встречаются наиболее ценный белый, так называемый мячковский известняк, идущий на облицовку зданий. В его образовании большую роль играли раковины фузулинид, кораллы, панцири морских ежей, морские лилии, моллюски, отпечатки которых он хранит и сейчас. Но с точки зрения промышленной разработки наибольшую ценность представляет известняк из так называемого Мякининского комплексного месторождения, расположенного на водоразделе речек Сухуши и Городенки между деревнями Орехово и Аксиньино. Площадь разведанной его части составляет 120 гектаров, а полезная толща из слоев чистых карбонатных пород достигает 28 метров.

В пермский и триасовый периоды, когда море полностью ушло и климат смягчился, на образовавшейся суше поднялись обширные леса из реликтовых саговниковых, хвойных папоротников и хвощей. С очередным затоплением равнины в юрский период обилие растительных остатков способствовало образованию различных окислов железа, которые стали естественными красителями глины. Именно этим объясняется появление в Хатунской каменоломне, в обнажениях в Соколовой Пустыни слоев цветных глин: белой, красной, синей. Но особенно мощными, в это время являются отложения черной глины. В уже упоминавшемся Мякининском месторождении толщина глиняного слоя достигает десяти метров.

В глинах этого периода часто встречаются окаменевшие останки головоногих моллюсков - аммонитов и белемнитов. Последние в простонародье получили название "чертовых пальцев".

В это же время отмирающий планктон стал источником фосфорных соединений, приведших в дальнейшем к образованию месторождений фосфоритов. В районе фосфориты имеются в основном в его восточной части, в окрестностях Мещерина. В конце юрского периода, в ходе еще одного из многочисленных морских обмелений, на дне моря образовались залежи хорошо промытых кварцевых песков. В Лужниковском месторождении полезная мощность их слоев превышает 22 метра.

В меловой период море окончательно покинуло равнину, и она значительно поднялась над уровнем океана.

Четвертичный период ознаменовался наступлением на равнину ледников из Скандинавии и с Кольского полуострова. Территория нашего района дважды покрывалась толщами льда, который во многом способствовал формированию существующего рельефа.

Ледниковые отложения наиболее значительно представлены в районе красно-бурыми глинами. Богатые их залежи в Хатуни, Больше-Алексеевском, Тенякове, Гладкове, Антипине, Сидорове нашли применение при изготовлении кирпича еще в прошлом веке.

Льды последнего, третьего, оледенения до района не дошли, остановившись на Валдайской возвышенности. Но холодное дыхание этого ледника превратило район в край с убогой растительностью, среди которой бродили северные олени, мускусные быки, шерстистые носороги и огромные мамонты. Их кости, найденные в обнажениях крутых берегов Каширки, Лопасни, можно увидеть в экспозиции Ступинского историко-краеведческого музея.

Первый человек на Лопасне

Постепенно ледник отошел на север, климат потеплел. Вслед за ледником двинулись животные и первобытные люди, останавливаясь в наиболее удобных для них местах. Процесс этот был длительным и занял тысячелетия.

В 1981 году археологи обнаружили на левом берегу Лопасни, в 200 метрах к югу от деревни Грызлово, стоянку людей VI-V тысячелетий до нашей эры. Она занимает площадку размером 50 на 40 метров и расположена в ста метрах от русла реки на первой надпойменной террасе. Толщина культурного слоя здесь достигала 40 см. Немногочисленные находки представлены микролитами - новым типом кремневых орудий первобытного человека, основная особенность которых - небольшие размеры. Это и позволило датировать временное обитание здесь людей мезолитом - среднекаменным веком. Данная стоянка - единственное выявленное поселение людей каменного века на территории Ступинского района. Как они жили, чем занимались?

Еще в конце палеолита в результате изменения климата и массового истребления исчезли мамонт, шерстистый носорог, овцебык и другие крупные животные. Выжившие были более быстроногими, осторожными и часто не стадными. Необходимость охоты на них привела к появлению новых видов орудий, главным из которых в мезолите стал лук. В расщепленные концы древков стрел вставлялись кремневые наконечники - микролиты, имевшие форму удлиненного листа ивы.

Изобретение лука и стрел не только сделало удачней охоту, но и способствовало зачаткам скотоводства. Охотники начали приносить раненых животных домой, оставляя их про запас, затем научились отбирать их для одомашнивания. Первым помощником человека стала собака, затем были приручены свинья и коза.

Микролиты использовались также как вкладыши для создания режущей кромки костяных и деревянных орудий. Теперь при поломке можно было выбрасывать не все орудие, как ранее, а лишь вкладыш. Так экономился трудный для добывания кремень.

Свою стоянку около воды люди разбили не случайно. Охота стала дополняться рыболовством. К этому времени территория района, как и вся Среднерусская равнина, покрылась лесом, и дерево начинает все больше использоваться людьми в хозяйстве как для изготовления бытовой утвари, так и при постройке жилья. Остатки первых примитивных построек археологи нашли на аналогичной стоянке Елин Бор, расположенной на Оке.

Значительная величина культурного слоя указывает на то, что наш край оказался удобным для жизни, и в эпоху мезолита люди здесь не просто останавливались, а жили длительное время.

Уже в наше время при прокладке газопровода в 2,5 километрах южнее села Каменищи была открыта неолитическая стоянка, датируемая III-II тысячелетиями до нашей эры. На площадке размерами 150х170 метров обнажился 40-сантиметровый культурный слой, в котором встречаются отщепы, орудия и, главное, керамика. Она свидетельствует о том, что люди сделали еще один большой шаг в своем развитии. Они перешли от употребления сырой или жареной на костре пищи к вареной в керамической посуде, которая стала основным признаком неолита - нового каменного века.

Способ изготовления неолитической глиняной посуды называется ленточным или жгутовым. Из глиняного теста (а глины в нашем районе и особенно на берегах Лопасни в избытке) раскатывали длинную ленту. Затем один конец ее прикладывали к конусовидному дну и спиралью виток за витком по форме будущего горшка формировали стенки. Швы заглаживали, на стенки наносили орнамент. После изделие подсушивали на воздухе, а затем обжигали. Несмотря на примитивность изготовления, стенки сосудов иногда были достаточно тонкими и имели относительную симметричность. По отпечаткам пальцев на керамике можно определить, что первыми гончарами были женщины.

Глиняные сосуды использовали для хранения продовольственных запасов, в них также варили на костре пищу. При этом сосуд вкапывали в землю, для чего горшкам и придавали яйцевидную, остродонную форму.

Каменищенская стоянка людей принадлежит к культуре так называемой ямочно-гребенчатой керамики. Вся поверхность посуды здесь покрыта ямочками, наносившимися специальной палочкой, и отпечатками гребенчатого штампа. Чаще эту культуру называют окской, так как она распространена в бассейне Оки.

В неолите совершенствуется и обработка каменных орудий. Наряду со старой техникой (оббивка, скол,- ретушь) появляются шлифование, пиление, заточка. Для шлифования использовали мокрый песок. Орудия стали изготавливать не только из кремня, но и из яшмы, нефрита.

Люди научились делать и рыболовные сети. Исходным материалом для этого служили лыко, нитки, изготавливаемые из крапивы и дикорастущей конопли. Плетение сетей подвело человека к новому изобретению - ткачеству. Количество изобретений в эту эпоху было столь велико, что археологи ввели термин "неолитическая революция".

Финно-угры – предшественники славян

Рядом с деревней Грызлово, на берегу Лопасни, при впадении в нее ручья, находится полуметровый вал. Он отгораживает треугольную мысовую площадку со сторонами 40х40х80 метров. Это остатки древнего укрепленного поселения. Но когда здесь жили, кто возвел этот вал?

Как установили археологи, валу полторы тысячи лет. А оставлен он древним финно-угорским населением, обитавшим в эти местах до прихода славян. Тому же населению принадлежит и городище на правом берегу Оки, на восточной окраине города Каширы.

Ученые назвали эту культуру дьяковской - по исследованному у деревни Дьяково городищу, расположенному неподалеку от известного села Коломенского. Дьяковцы жили родами. Род строил для себя укрепленный поселок, как правило, на мысовой площадке при впадении ручья в реку. С напольной стороны мыс разрезали рвом и насыпали вал, на валу возводили тын.

Семьи обитали в жилищах, слегка заглубленных в землю. На Старшем Каширском городище обнаружено двадцать две круглые землянки диаметром от 4 до 6 метров с каменными очагами в центре.

Бытовой инвентарь ранних дьяковцев везде достаточно беден, что говорит об отсутствии в их среде имущественного расслоения. Глиняная посуда плоскодонная: пищу готовили в печах с плоским дном. На посуде имеются отпечатки то ли сети, то ли грубой ткани.

И хотя это было время повсеместного распространения железа, металлургическое производство у дьяковцев было освоено слабо. Изделия из железа есть, но в небольшом количестве; в основном это ножи. Встречаются изделия из бронзы, чаще украшения. Много орудий из кости. Здесь и проколки для игл, и наконечники стрел, гарпуны, долота и многое другое. Найдена на Каширском городище и костяная скульптура - фигурка животного.

На всех дьяковских поселениях найдено большое количество костей домашних животных, особенно лошади. И это не случайно. Лошадей разводили прежде всего для питания, а уж потом для верховой езды. На более поздних дьяковских памятниках находят конские удила.

Скотоводство было примитивным. Отбор животных, например, еще не производился. Как показали исследования, скот у дьяковцев был очень малорослым. Он составлял собственность всего рода, был его главным богатством. Не удивительно, что и загоны для него располагались внутри поселка.

Второе место в хозяйстве дьяковцев занимала охота. Известны железные двушипные стрелы. Развита была охота на пушного зверя, для чего использовались специальные костяные стрелы, имевшие тупой конец (они не портили шкурки).

Хотя среди орудий попадаются железные серпы и каменные зернотерки, земледелие носило явно второстепенный характер. Поселения дьяковцев располагались в лесной зоне, где главным орудием в борьбе с лесом служил топор; однако их найдено крайне мало.

Археологи находят глиняные пряслица для веретен, что говорит о.том, что дьяковцы уже умели достаточно разнообразно использовать в обиходе шерсть животных для изготовления шерстяных тканей.

Обмен, хотя и не очень развитый, все же существовал. Так, при раскопках встречаются фрагменты привозной посуды, стеклянные бусы.

Погребений дьяковцев найдено очень мало, что может объясняться, очевидно, существованием особого погребального обряда.

Наши предки - вятичи

"А Вятко сел с родом своим на Оке, от него же прозвались вятичи", - так в "Повести временных лет" древнерусский летописец Нестор описал появление в нашем крае этого непокорного славянского племени. Уточним, что на берегах Оки вятичи появились в начале VIII века, а к XII веку они уже заселили не только Верхнее и Среднее Поочье, но и весь бассейн Оки и Москвы-реки.

К настоящему времени археологами обнаружены вятические городища у Хатуни, Грызлово, Старой Каширы, селища - у Федоровского. Выявлен также 81 курган, которые обычно насыпались вятичами над могилами вдоль дорог, недалеко от селений. 30 курганов расположены у Кременьев, 16 - у Больше-Алексеевского, 14 - у Бессонихи, 10 - у Малино, по три - у Мещерино и Новоселок, по два - у Щапово и Нефедьево, один - у Чирково. Они могут рассказать о многом. Но сначала - кто же они, наши предки?

Из "Повести временных лет" мы узнаем, что в IX-X веках вятичи платили дань хазарам: сначала "с дыма", т.е. очага, печи, а потом - "от рала", или плуга. В 966 году киевский князь Святослав разгромил Хазарский каганат, покорил вятичей и наложил на них дань. С этого года вятичи формально стали составной часть Киевской Руси.

Формально потому, что, во-первых, сразу же после гибели Святослава в 972 году они прекратили поставлять дань в Киев. Сыну Святослава, Владимиру, "крестителю Руси", пришлось дважды, в 981 и 982 годах, ходить на вятичей войной. Во-вторых, и это самое главное, несмотря на уплату дани, наши свободолюбивые предки еще около 100 лет жили, как и раньше, самостоятельной и обособленной от Киевской Руси жизнью; они управлялись своими родовыми вождями. Не случайно поэтому в русских летописях вплоть до середины XI века мы ничего не найдем о жизни вятичей. Не случайно также, что все это время из Киева в Ростов (Суздальскую землю и Муром) ездили кружным путем, через Смоленск и верховья Волги. Видимо, миновать землю вятичей было непросто. Мы знаем, что один из подвигов былинного Ильи Муромца состоял как раз в том, что он прошел из Мурома в Киев через Вятическую землю.

Конец самостоятельности вятичей наступил после смерти Ярослава Мудрого (1054 год), когда земли вятичей отошли в Черниговский удел его второму сыну Святославу. В это времени здесь возникают первые селения феодалов-землевладельцев. Из-за большой удаленности от Киева и Чернигова первыми феодалами стали выходцы из знати самих вятичей, Появились свои "бояре", "мужи". Так, Владимир Мономах, рассказывая о своем походе в 1096 году через землю вятичей, упоминает "Ходоту с сыном". В то же время быстро растут княжеские городки, управляемые наместниками. К середине XII века таких городков насчитывается 27. Среди них на территории нашего района - Хатунь (Хотунь) на восточной границе, Свирельск - на южной, на правом берегу Оки, напротив устья Лопасни - города Колтеск и Лопасня.

В 40-е годы XII века земли нашего района делятся между тремя княжествами. Небольшой участок наверху до границы вдоль Северки отошел Ростово-Суздальскому княжеству, узкая полоска побережья от Каширки в сторону Коломны - Рязанскому, а вся прочая территория осталась в Черниговском.

Правда, в результате междукняжеских распрей отдельные территории и селения временно меняли своих хозяев. В 1174 году рязанцы, воспользовавшись убийством владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского, захватили на Северке Свирельск и ряд селений этой волости, приходящихся на современную территорию Ступинского района.

Но в 1176 году черниговский князь Святослав, брат убитого Андрея, направил во Владимир одного из сыновей подавить смуту. Другого сына, Олега, с дружиной он послал выгнать рязанцев из Свирельска. Олег выполнил поручение отца и затем вернулся в другую свою волость - Лопасню. Так под 1176 годом мы впервые встречаемся на территории нашего района с административным делением - волостями.

Следует сказать и о древних путях сообщения. Спуститься по Северке в Москву-реку и далее в Оку Олег не мог, так как Коломна была во владении рязанцев. Значит, он должен был подняться вверх по Северке и затем перебраться волоком на Лопасню, а по ней двигаться до Хатуни и далее к устью реки. Но вполне возможно, уже тогда существовал сухопутный путь по линии Федоровское - Щапово - Ивановское - Хатунь. Наличие вятических курганов около этих селении делает такое предположение вполне допустимым.

Присоединение к Москве

В 1186 году, после очередной попытки рязанских князей увеличить свои владения за Окой, против них выступил Владимиро-Суздальский князь Всеволод Большое Гнездо, который восстановил прежнюю границу.

Надо сказать, что междукняжеские столкновения почти не отражались на жизни наших предков. Размеры повинностей в пользу тех или иных русских князей почти не изменялись, население продолжало заниматься своей ежедневной трудовой хозяйственной деятельностью. Из чего она складывалась?

Учитывая весьма высокую насыщенность территории края лесами, можно утверждать, что земледелием здесь занимались в речных долинах, на опольях, внутри лесных массивов. Выращивали рожь, овес, капусту, репу, лук, разводили в основном коров и свиней, а также мелкую птицу.

Охотой активно занимались вплоть до XV- XVI веков, в основном для выплат повинностей и даней. Особенно любили меха ордынские ханы. Долее всего охотились на бобров. Об их распространении в нашем крае, возможно, напоминает название деревни Боброве

Рыбу ловили в многочисленных речках, которых на территории нашего края помимо трех крупных - Оки, Лопасни, Каширки - насчитывалось более сорока. Большинство селений размещалось на реках. Рыба была одним из главных продуктов питания во время многочисленных постов и постных дней, как то требовало христианство.

Охотно собирали жители края мед диких пчел. Наиболее широко бортничеством занимались, очевидно, в окрестностях современного села Бортниково.

Как на селе, так и в городе, знали многие ремесла. Железо в основном получали на месте из болотных руд. Вполне возможно, что одним из мест добывания такой руды были берега речки Рудники. Из полученного примитивным способом кричного железа сельские ремесленники делали орудия труда, а городские - еще и оружие, боевые доспехи.

Торговый обмен шел главным образом по реке Оке. Местные меха, мед доходили не только до Новгорода или Киева, но и шли далеко за пределы Руси. Об этом свидетельствуют домонгольские клады монет с Востока и из Западной Европы, найденные в соседнем с нами Каширском районе и в верховьях Оки.

В конце 1237 года достаточно размеренная жизнь наших предков была прервана иноземным нашествием. В декабре этого года к Рязанской земле подошло стопятидесятитысячное войско монголо-татар во главе с Батыем.

Страшен был даже вид лавины, надвигавшейся из степи. В сочинении "Описание Украины" французский инженер Гийом Боплан, сообщая о военной организации татар, писал: "Татары идут фронтом по сто всадников в ряд, что составляет 300 лошадей, так как каждый татарин ведет с собой по две лошади, которые ему служат для смены. Их фронт занимает от 800 до 1000 шагов, а в глубину содержит от 800 до 1000 лошадей, захватывает, таким образом, более шести с половиной километров, если шеренги их держатся тесно: в противном случае они растягивают свою линию более чем на 16 километров. Это изумительное зрелище для того, кто видит это в первый раз, так как 80 000 татарских всадников имеют более 200 000 лошадей; деревья в лесу не настолько густы, как лошади в поле, и издали кажется, будто какая-то туча поднимается на горизонте, которая растет все более, по мере приближения, наводя ужас на самых смелых...". И хотя вышеизложенное относится к более позднему времени, военная организация татар мало изменилась со времен Чингисхана.

Но свобода сильнее страха. И на своей границе орду Батыя смело встретил с полками великий рязанский князь Юрий Игоревич. Наших земляков возглавлял его брат, коломенский князь Глеб Игоревич! Из "Повести о разорении Рязани Батыем" мы знаем, что была "сеча зла и ужасна". Русские были разбиты. Погиб в битве и Глеб Игоревич. Рязань пала.

Второй раз наши земляки встретили врага уже вблизи границ своего края, под Коломной. Здесь объединенное владимиро-суздальское войско князя Юрия Всеволодовича дало крупное сражение Батыю. В нем был убит "царевич" Кулькан, единственный погибший за все время монголо-татарского нашествия на Русь потомок Чингисхана. И лишь численное превосходство позволило монголо-татарам сломить сопротивление русских.

За этим последовало полное разорение края, как и в целом всей Северо-Восточной, а в 1240- 1241 годы и Южной Руси. В летописях не появляется больше названий городов Свирельск, Колтеск. Были стерты с лица земли и многие сельские поселения, особенно на восточном пути движения войск Батыя: вдоль речки Северки. Многочисленные могильные курганы, возможно, этому свидетели. После разгрома в 1241 году монголо-татарами Черниговского княжества рязанские князья захватили все принадлежащие черниговцам земли на север от Оки, т.е. всю территорию нашего края, включая города Хатунь и Лопасню.

И наступило для наших предков тяжелое шестидесятилетие. Если владимиро-суздальские великие князья, начиная с Александра Невского, вели по отношению к ордынским ханам более или менее гибкую политику, направленную на то, чтобы спасти русские земли от татарских погромов, то рязанские князья этой гибкости не проявляли. В результате, если в XIII веке монголо-татары совершили всего 14 карательных походов на Русь, то Рязанское княжество они разоряли в течение полустолетия регулярно. В таких условиях жизнь в крае налаживалась очень медленно. Люди бросали кров и уходили на север, а с последней трети века стали оседать в соседнем Московском княжестве. И это не случайно. В 1276 году Москву с окрестными землями получил в надел младший сын Александра Невского, Даниил. На юге его земли доходили до реки Пахры.

Московский князь продолжил политику своего отца: всячески налаживал мирные отношения с Ордой и собирал силы и средства. За время его княжения лишь однажды, в 1293 году, "Дюденева рать" разорила Москву. Потом потянулись к нему как рязанские бояре, так и крестьяне, недовольные своими князьями.

К концу XIII века в Московском княжестве появилась уже нужда в землях для пришлых людей. Да и вся хозяйственная активность в княжестве требовала выхода "в мир" через Оку и Волгу.

В 1300 году Даниил Александрович, воспользовавшись очередным промахом рязанского князя Константина по отношению к Орде, отправился на Рязань в поход. В результате все земли севернее Оки, как бывшие черниговские, так и собственно рязанские, от Коломны до Серпухова, а также город Лопасня на южном берегу Оки, отошли к Москве. Так волею случая присоединение территории нашего края стало началом великого процесса объединения русских земель вокруг Москвы. С этого времени история края навсегда связана с историей Московского княжества.

Вельяминовы

Проезжая станцию "Вельяминово", многие ступинцы, конечно, знают, что ее название происходит от одноименной деревни в соседнем, Домодедовском районе. Но не всем известно, что фамилия, давшая наименование двум пунктам, уходит своими корнями в XIII век и тесно связана с историей нашего края.

Родоначальник фамилии Протасий Вельямин приехал в Москву с князем Даниилом в 1276 году и стал здесь его правой рукой - тысяцким. Это при нем Москва отстраивается и становится в полном смысле этого слова городом. Это он привел московское войско к победе над рязанцами в 1300 году и пленил их князя Константина.

Мы знаем, что результатом победы стало присоединение к Москве нашего края. И, видимо, тогда уже в качестве награды Вельяминовы получили здесь обширные вотчины, вполне возможно, и всю Лопасненскую волость. До нашего времени от этой фамилии сохранились названия селений: Протасово, Бекетово.

Отметим, что подобную награду в нашем крае получил и другой видный боярин московского князя Даниила Александровича - Федор Бяконт. Ему были выделены вотчины в селах Федоровское, Больше-Алексеевское, Липитино, Лаврентьево. Все они затем отошли к старшему сыну Бяконта, митрополиту Алексею - одному из самых близких сподвижников Дмитрия Донского. В церквах этих сел существовали и приделы митрополита Алексея. Однако в духовной грамоте митрополита Алексея эти села уже не значатся. Но вернемся к Протасию. Пленить князя Константина ему помогло предательство нескольких рязанских бояр, перебежавших затем на службу в Москву. В 1305 году КНЯЗЬ Юрий Даниилович поручил одному из них, Петру Босоволку, тайно убить рязанского князя, пообещав за это должность тысяцкого. Своего обещания князь Юрий не выполнил, и Протасий, а затем его сын Василий Вельяминовы продолжали исполнять эту должность и при Иване Данииловиче Калите. И лишь при сыне Калиты, Семене Ивановиче Гордом, место тысяцкого занял сын Петра Босоволка - Алексей. Но на короткое время. Он, видимо, сумел так сильно не угодить князю, что тот даже в духовной грамоте отписал своим братьям, чтобы не брали больше Босоволка на службу. Тысяцким же стал внук Протасия - Василий Васильевич Вельяминов. А в 1345 году его родная сестра Александра удостоилась еще одной чести: стала женой князя Ивана, брата Семена Гордого. Казалось, что положение этой семьи прочно, как никогда.

Но наступил 1353 год. Во время морового поветрия умер Семен Гордый. В Орду за ярлыком на великое княжение поехал Иван Иванович. И в это время рязанский князь Олег занял город Лопасню. Лопасненский наместник, вполне возможно, один из родственников Вельяминовых, сдал ее без боя. Не обошлось здесь, видимо, и без самого московского тысяцкого. Во всяком случае мы знаем, что Иван Иванович, благополучно вернувшись из Орды и разобравшись в этом деле, отстранил его от должности, а московским градоначальником вновь назначил Алексея Босоволка. Однако Вельяминовы не смирились. 3 февраля 1356 года тысяцкого нашли убитым на одной из площадей города. Естественно, москвичи заподозрили в убийстве в первую очередь Василия Васильевича Вельяминова. И он вместе с семьей вынужден был покинуть Москву и укрыться на первое время в Рязани. Как тут опять не вспомнить о мирном захвате Лопасни! Однако родственные чувства, а также деловые качества Вельяминовых сыграли свою роль. В 1358 году князь Иван Иванович вернулся из очередного посещения Орды вместе с Василием Васильевичем Вельяминовым, занявшим вскоре уже привычную для него в Москве должность. Через год великий князь Иван Иванович умер, оставив десятилетнего сына Дмитрия, будущего победителя татар на Куликовом поле, фактически на попечение своего дяди Василия Васильевича Вельяминова. В том же 1359 году Лопасня была возвращена Москве. В 1371 году рязанцы сделали еще одну попытку захвата этого города, но были за это примерно наказаны разгромом под Скорнищевым.

17 сентября 1374 года Василий Васильевич Вельяминов умер, оставив трех сыновей: Ивана, Микулу и Полисвкта. Умер в зените своего могущества и в полной уверенности, что тысяцким будет его старший брат Иван. Для самого Ивана это тоже был решенный вопрос. Каковы же были его негодование и растерянность, когда он узнал, что князь Дмитрий Иванович вообще отменил эту должность. Часть функций тысяцкого он возложил на наместника Москвы, а другую оставил за собой. Иван Вельяминов не стерпел нанесенный ему обиды и бежал в Тверь к князю Михаилу, активно боровшемуся с Москвой за право главенствовать на Руси. В Твери он вызвался добыть для князя Михаила в Орде ярлык на великое княжение. Это было неслыханная измена Вельяминовых Москве.

Дмитрий Иванович вместе с другими русскими князьями силой заставил Михаила отказаться от предложенного ему ярлыка. А Ивана Вельяминова, скрывавшегося сначала в Орде, а затем, в 1378 году, тайно появившегося на Руси, поймали и по приказу Дмитрия Ивановича казнили на Кучковом поле в Москве.

Грязь измены Ивана Вельяминова вынуждены были отмывать в борьбе с Ордой его дядя Тимофей и брат Микула. Что они с честью и сделали на Куликовом поле.

Путь на поле Куликово

Наметил его еще Александр Невский. Прежде чем выступать против Золотой Орды, считал он, необходимо поднять на ноги разгромленную Русь, объединить ее.

Первые конкретные шаги на этом пути сделал его младший сын, московский князь Даниил. При нем почти вдвое увеличились владения княжества. В нашем крае вновь отстроились города Лопасня и Хатунь, ожили сожженные села, появились многочисленные новые поселения. Эту политику продолжили сыновья Даниила - Юрий и Иван.

Однако благополучие и тишина стоили денег. И московские князья стремились как можно быстрее собрать требуемую дань и отправить ее в ханскую столицу на Волгу. Не забывали они при этом и себя. Особенно преуспел в этом Иван Даниилович, получивший прозвище "Калита" - мешок с деньгами.

Для доставки дани уже при князьях стали использоваться не только речные, но и сухопутные пути. Одним из них стала Каширская дорога. Навстречу ей с Волги по левому берегу Дона, минуя Рязанское княжество, через Венев выходил сухопутный тракт, вытоптанный еще полчищами Батыя. Позднее он получил название "Ногайская дорога".

Наименование "Каширской" наша дорога получила позже. Но о ее наличии именно в упомянутое время свидетельствуют названия двух селений: Баскачи и Ситне-Щелканово.

Баскачи - деревня на противоположном берегу Оки чуть ниже Кременьев. Первоначально, безусловно, она называлась Баскаки. Известно, что до первой четверти XIV века ордынцы использовали на Руси систему баскачества. Баскаки - татарские наместники, одной из функций которых было обеспечение правильной выплаты дани Орде. В основном они жили в городах, рядом с князьями, но имели и загородные поместья, где отдыхали летом. Их они просили обычно вблизи торговых путей, а также на пути следования дани.

Второе селение - село Ситне-Щелканово. Первая часть его названия уходит еще в дославянские времена, к проживающим здесь финно-уграм. А вот вторая связана, вполне возможно, с одним из видных ордынских баскаков Щелканом (Чол-ханом). Мы знаем, что именно он в 1327 году проводил сбор дани в Твери и был убит восставшими против татар горожанами. Именно после восстания последовала отмена этой ненавистной на Руси системы ордынского управления и русские князья получили большую самостоятельность.

В 1340 году умер Иван Калита, за годы правления которого было настолько расширено и укреплено княжество, что его сын Семен Иванович уже претендовал на титул "великого князя Руси".

По духовному завещанию Ивана Калиты, наш край был поделен между двумя его сыновьями - Семеном и Андреем. Первому отошли села восточнее Каширской дороги в Коломенский удел, второму - Лопасненская волость, то есть земли к западу от этой дороги.

В той же грамоте впервые упоминается "коломенская волость Городенка", располагавшаяся в бассейне речки того же названия. Здесь возникло село Городня.

Оставленное Калитой наследство сумели приумножить его сыновья Семен Гордый, а затем Иван Красный.

В 1359 году девятилетний Дмитрий Иванович, будущий Донской, получил в наследство княжество, по размерам приближавшееся к бывшему великому Владимирско-Суздальскому. Наш край сохранил прежнее разделение: восточная часть была закреплена за Дмитрием, западная - за его двоюродным братом Владимиром Андреевичем Серпуховским.

К этому времени возрос и военно-оборонительный потенциал Московского княжества. Еще более он усилился после возведения Дмитрием в 1367 году белокаменного Кремля. Одну из башен - Тимофеевскую - построил на свои средства брат уже знакомого нам московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова, окольничий Тимофей Вельяминов.

Подъем русских земель и особенно Москвы заметили в Орде. И ответили на него участившимися набегами.

Летом 1373 года ордынские отряды, разорив в очередной раз значительную часть рязанских земель, появились на границах Московского княжества, на южном берегу Оки. Но Москва уже могла ответить на силу не смирением, как раньше, а также силой. И ответила. Дмитрий Иванович со всеми своими полками занял северный берег реки и стоял все лето. Одним из мест расположения его войска было село Кашира - ныне центральная усадьба совхоза "Городище" (судя по историческим грамотам, "Кошира" возникла между 1339 и 1356-1359 годами). Ордынцы не решились перейти пограничную реку и ушли.

Московский князь сразу же оценил значение Окского рубежа, особенно в его центральной части: от Коломны до Серпухова, между которыми насчитывается около десяти удобных для переправы через реку мест. В нашем районе их по крайней мере три. Появилась возможность, закрыв переправы сторожевыми заставами и расположив полки в Коломне, Кашире и Серпухове, вообще не допустить врага на свои земли. Для ее осуществления в 1375 году Дмитрий Иванович вводит разрядные книги с подробными росписями полков и воевод. Так родилось понятие "берег". Южная граница нашего края стала военной охраняемой границей Московского княжества.

Село Кашира с 1373 года начинает отстраиваться и приобретать городские черты.

Схема продвижения войск князя Дмитрия Ивановича на Куликово Поле по территории Ступинского края.

Темник Мамай, захвативший власть в Орде, на брошенный вызов ответил посылкой в 1378 году на Москву войска под командованием Бегича. Дмитрий Иванович собрал свои полки на "берегу", но затем, решив дать врагу открытый бой в поле, форсировал Оку и встретил его на Рязанской земле, у речки Вожи. В развернувшемся здесь сражении ордынцы потерпели полное поражение. Среди отличившихся был командовавший одним из фланговых полков окольничий Тимофей Вельяминов.

Это была репетиция, подготовка куликовской победы.

После поражения на Воже Мамай понял, что нужен большой поход на Русь, и два года тщательно готовился к нему. В июле 1380 года он с огромным войском подошёл к устью реки Воронеж и остановился, ожидая выступления союзника - литовского князя Ягайло. Соединиться они собирались на берегу реки Оки.

Был готов и Дмитрий Иванович. За ним стояли двадцать три русских князя со своими ратями. "От начала мира не бывала такова сила русских князей!" - воскликнул, отмечая этот факт, один из летописцев.

25 августа Дмитрий Донской провел в Коломне смотр части войска и распределил среди воевод командование полками. Возглавить коломенский полк, куда вошла основная часть наших предков-земляков, он доверил, несмотря на измену Ивана Вельяминова, его родному брату, коломенскому тысяцкому Микуле Васильевичу.

Из Коломны русское войско вдоль берега прошло к переправам в нашем крае. Отсюда был прямой и давно проложенный путь к верховьям Дона, через дружественное Пронское княжество.

К Лопасне быстро подошел из Серпухова со своими полками Василий Андреевич Серпуховской. В войско влились ратники наших Лопасненской и Хатуньской волостей. Сюда же через несколько дней из Москвы, возможно, по Каширской дороге подошла основная пешая рать во главе с Тимофеем Вельяминовым. Дмитрию Ивановичу показалось, что пешцев маловато, и он попросил окольничьего на день-другой остаться и пособирать их еще в округе.

В конце августа полки начали переправляться. И хотя в "Сказании о Мамаевом побоище" говорится только о переправе у Лопасни, переправлялись, без сомнения, и у Каширы, и у воздвигнутого позже Белопесоцкого монастыря: войско было стопятидесятитысячным. Одним из последних покинул этот берег сам Дмитрий Иванович. Вполне допустимо, что это была переправа у Белых песков. И здесь, на последнем пограничном рубеже своей родной московской земли, князь мог дать обет построить в случае победы церковь в честь своего покровителя Сергия Радонежского. И такая церковь в монастыре есть. И монастырь-то Троицкий.

Была, мы знаем, и великая победа.

А наши земляки? Большой пеший полк во главе с Тимофеем Вельяминовым в сражении гнулся, но выдержал. Полк левой руки, сделав все для победы, почти полностью полег вместе со своим воеводой Микулой Вельяминовым. А хатуньцы и лопасненцы в составе запасного полка внесли немалый вклад в победу на Куликовом поле.

В центре обороны «Берега»

Победа на Куликовом поле нанесла мощнейший удар по Золотой Орде, но она же истощила силы и подорвала ресурсы Руси. И когда в 1382 году новый хан Орды, Тохтамыш. внезапно переправился через Оку, противопоставить ему было нечего. Чтобы не оставлять за спиной русские сторожевые заставы по Оке, ордынцы широкой лавиной прошли по нашему побережью, разоряя и сжигая все на своем пути. Тогда же, видимо, был полностью стерт с лица земли и город Лопасня. И только затем Тохтамыш быстро двинулся к Москве, которую обманом захватил и сжег.

В 1408 году очередной правитель Орды, Едигей, повторил набег. И хотя Москвы не взял, обширные районы княжества, в том числе наш край, были им разграблены, а люди угнаны в полон.

После этих набегов сыну Дмитрия Донского, Василию, удалось несколько укрепить южную границу по Оке. Но главное, Золотая Орда начала распадаться. В начале XV века из нее выделилась Ногайская Орда в Прикаспии, затем Сибирское ханство. В конце 40-х годов образовалось Казанское, в 1443 году Крымское, а в конце 50-х годов Астраханское ханства. Преемницей Золотой Орды стала Большая Орда в междуречье Волги и Дона. Казалось бы, для Руси наступило самое время сбросить ненавистное иго. Но этого не произошло как по внутренним, так и по внешним причинам.

После смерти Василия I в 1425 году между его сыном Василием II и дядей Юрием Дмитриевичем Галицким началась феодальная война за великокняжеский престол. После смерти Юрия Дмитриевича его неправедное дело продолжили сыновья Василий и Дмитрий. Интересно, что к возникновению повода для открытого столкновения двоюродных братьев оказался причастным уже известный нам последний из рода Вельяминовых тысяцкий Москвы Василий Васильевич.

В 1433 году на свадьбе Василия II один из присутствующих публично объявил, что золотой пояс на Василии Юрьевиче Галицком краденый и принадлежит по праву великому князю. И рассказал в связи с этим достаточно правдоподобную историю.

Будто бы этот пояс еще в 1366 году был подарен нижегородским князем Константином Дмитриевичем своему зятю, Дмитрию Ивановичу, будущему Донскому. Пояс им не надевался, а был положен в княжеское хранилище. И там его подменил Василий Вельяминов на подобный, только победнее. Украденную вещь тысяцкий подарил своему сыну Микуле, женившемуся на второй дочери нижегородского князя. Через какое-то время Микула, возможно, не зная о подлоге, передал пояс зятю. Тот, в свою очередь, также зятю. А после его смерти дочь, выданная замуж вторично, - новому зятю, а именно Василию Юрьевичу.

Мать Василия II, Софья, сразу поверила в эту историю и в гневе сорвала пояс с племянника. Разразился скандал, приведший к долголетней разрушительной для Руси феодальной войне.

Образовавшиеся к этому времени многочисленные татарские ханства усложнили положение ослабленной междоусобицами Руси. На южных границах появился не один враг, действия которого можно было предугадать и контролировать, а сразу несколько. Установить стабильные отношения с ними со всеми было практически невозможно.

В 1440-е годы начались постоянные набеги на Московское княжество внука Тохтамыша - Улу-Мухаммеда, выгнанного Едигеем из Орды и обосновавшегося первоначально на Верхней Оке у Белева, а затем на Средней Волге. В 1439 году предводимые им татары подошли к самой Москве. После десятидневной безуспешной осады они отступили, но, как указывает летописец, "много зла учинили земле Русской". Не был исключением и наш край. В 1445 году сыновьям Улу-Мухаммеда в битве под Суздалем удалось даже пленить Василия II. И тому пришлось платить большой выкуп за свое освобождение.

Но все же главная угроза для Руси исходила из Большой Орды, которая в середине XV века нача¬ла набирать силу.

В 1451 году царевич Мозовша из Орды прошел по нашему краю "изгоном" до Москвы. Взять ее татарам не удалось, но все, что попалось им на пути, подверглось опустошению. И сын Василия Иван, еще не будучи великим князем, оценил значение "берега", в особенности участка между Коломной и Серпуховом. Именно здесь он в 1459 году сам встретил очередной набег ордынцев и заставил их отойти обратно "в поле".

Став в 1462 году великим князем, Иван сразу же приступил к укреплению "берега".

В 1472 году хан Большой Орды Ахмед (Ахмат), заключив союз с Литвой, возглавил поход на Москву. Выдвинув 180-тысячное войско к "берегу" от Коломны до Калуги, Иван III поручил оборону на самом ответственном участке из Дикого поля к Москве, то есть под Каширой, крупнейшим воеводам того времени, князьям Даниилу Холмскому и Ивану Стриге-Оболенскому.

Ахмед-хан не стал ввязываться в сражение и поднялся вверх по Оке к Алексину. Однако пока татары штурмовали небольшую крепость этого города, на противоположном берегу появились русские полки, которые вынудили ордынцев уйти обратно в степь ни с чем.

С этого времени Русь окончательно прекратила платить дань.

В 1480 году Ахмед-хан предпринял последнюю попытку восстановить военной силой прежние вассальные отношения с Русью. Но Иван III тщательно подготовился к этой встрече. Он направил своих воевод к "берегу". И не просчитался. Вскоре на противоположной стороне Оки у устья Беспуты появились крупные разведывательные отряды татар. Приняв их за авангард ордынцев, московский князь выдвинул к Кашире основные русские силы во главе со своим сыном Иваном и братом Андреем. При этом все броды и перелазы были сразу же закрыты пищальниками и пехотой.

Пищальники, набиравшиеся в основном из посадских людей, к этому времени были вооружены пушками и тюфяками. Тюфяки представляли собой те же пушки, но короткоствольные и конусообразные, стрелявшие картечью по живой силе противника (конусообразные - для большего рассеивания картечи). Легкие тюфяки весом в четыре килограмма закреплялись на деревянных прикладах и назывались "ручницами". Еще более легкие "ручницы" в полкило весом были на вооружении конницы. Для переправлявшихся татар эти виды оружия представляли грозную силу. Основным же оружием пехоты оставались рогатины и топоры. Но появились в большом количестве и топоры-бердыши, которые одновременно использовались и как оружие в бою, и в качестве подставок для "ручниц".

Пишальников и пехоту прикрывала конница, состоявшая из "детей боярских". Большие и тяжелые мечи у конников заменили сабли, более удобные для боя с подвижными татарами.

Изменилась и защитное вооружение русских воинов. Вместо кольчуг стали использоваться более прочные и гибкие наборные панцири, что позволило отказаться от длинных щитов в пользу круглых и легких.

Улучшилось и руководство войском. Все воеводы, выдвигавшиеся с полками к "берегу", в разрядной книге заранее получали конкретные приказы и распоряжения.

Все это не укрылось от вражеской разведки и было сообщено ордынскому хану. Ахмед понял, что во фронтальном сражении без союзников ему не победить. И он не пошел с Дона прямо к Оке, а двинулся далеко в -обход русских земель на запад на соединение с литовским князем Сигизмундом. Надеясь на встречу с ним, он подошел к реке Угре, притоку Верхней Оки. Однако по ряду внутриполитических обстоятельств Сигизмунд отказался от совместного с татарами выступления против русских. А вот русские на этой речке уже ждали войска Ахмед-хана, и мы знаем, что долгое противостояние здесь закончилось полной победой Руси.

В результате многолетнее монголо-татарское иго было сброшено, а Большая Орда с 1502 года прекратила свое существование.

Казанские цари в Кашире

За полстолетия в Кашире сменились три татарских правителя из Казани: Мухаммед-Эмин, Абдул-Лятиф, Шах-Али (Шигалей). Напомним читателю, что первоначальная Кашира до 1620 года располагалась в устье реки Каширки. Земляные валы бывшей крепости - память об этом.

В 1480 году монголо-татарское иго было окончательно сброшено. В Западной Европе услышали о существовании большого государства на востоке - России.

Но по-прежнему одной из основных забот московских князей оставалась защита южных границ государства. Иван III использовал при этом активно как военные, так и дипломатические средства.

Широкие возможности для этого представляли и сами татары: участились столкновения ханств друг с другом, а внутри их - противоборства различных группировок за власть.

В 1479 году умер правитель Казанского ханства Ибрагим. В борьбе за престол победил его старший сын Али. Младшие - Мухаммед-Эмин и Абдул-Лятиф вынуждены были бежать из Казани. Первый нашел убежище в Москве, второй вместе с матерью Нур-Салтан укрылся в Крыму. Ивану III представилась возможность, пусть и в перспективе, влиять на казанские дела, чем он и воспользовался. В том же году Мухаммед-Эмин получил в правление нашу Каширу. Среди городов, которые выходцы из татар получали в России, Кашира считалась достаточно большим. Да и круг окрестных земель и селений, закрепленных за ней, был довольно широк.

Это, конечно, не могло не удовлетворить честолюбие как самого казанского царевича, так и его матери Нур-Салтан, имевшей при дворе крымского хана значительный авторитет. Между Иваном III и Нур-Салтан сразу же сложились неплохие отношения.

Кроме политической, великий князь решал и чисто военную задачу. Пришедшие с Мухаммед-Эмином татарские отряды становились дополнительной силой при обороне "берега".

Правда, осенью 1480 года Иван III, перебросив всю свою армию из-под Каширы к Угре, в том числе и татар, приказал на всякий случай сжечь город. И Мухаммед-Эмину пришлось Каширу восстанавливать. Вскоре, в 1484 году, узнав о неурядицах в Казани, московский князь поддержал претензии каширского правителя на ханский престол. С этой целью он предпринял несколько казанских походов и в 1487 году "из своих рук" посадил Мухаммед-Эмина" на царство. С этого времени политика здешних ханов стала жестко направляться из Москвы.

В 1487 году мать Мухаммед-Эмина - Нур-Салтан стала женой крымского хана Менгли-Гирея. Имея большое влияние на мужа, она в немалой степени способствовала налаживанию дружественных связей между Крымом и Россией. А в 1493 году Нур-Салтан направила в Москву и другого сына, Абдул-Лятифа. Надеясь сделать приятное самому хану, Иван III отдал Каширу под управление старшего брата Менгли-Гирея. Но, кажется, не угодил. Пришлось того убирать из города.

В 1496 году в Казани вновь возникла сложная ситуация. Против Мухаммед-Эмина поднялась часть крупной татарской знати. И Иван III же "из своей руки" сменил на престоле Мухаммед-Эмина на Абдул-Лятифа. В то же время, ничего не имея против бывшего казанского царя, он вновь предоставил ему в правление Каширу и, кроме того, Хатунь и Серпухов. Мухаммед-Эмин владел ими до 1502 года.

Что мы знаем о его правлении? Он восстановил город после пожара 1480 года, предоставил большие льготы Белопесоцкому монастырю, освободив принадлежавших ему крестьян от государственных повинностей. Именно при нем ряд селений района был роздан его князьям и мурзам: Алеево, Кясово, Михнево. Сельцо Михнево в 1502 году было продано одним из татар будущему казначею Василия III - Юрию Трахониоту.

В целом же деятельность Мухаммед-Эмина в нашем крае в летописях оценивается негативно: правитель "насильством живяша и хамно ко многим". Несомненно, что на такую характеристику оказали влияние последующие годы его царствования в Казани.

К концу 1501 года Абдул-Лятиф стал проявлять излишнюю самостоятельность, о чем Ивана III уведомили близкие к Москве татары. И, как бы удовлетворяя их просьбу, московский великий князь вновь вернул на казанский престол Мухаммед-Эмина, а его младшего брата отправил в заточение на Белоозеро. Весной 1505 года и Мухаммед¬Эмин сделал попытку хоть в какой-то мере освободиться из-под влияния Москвы. Одернуть строптивого Ивану III помешала его смерть. Предпринятый против Казани в 1506 году (уже при сыне Ивана III, Василии III) поход был неудачным.

И все же в 1508 году отношения с Мухаммед-Эмином нормализуются. Откликаясь на настойчивую просьбу Нур-Салтан и Менгли-Гирея, московский князь освобождает Абдул-Лятифа и дает ему в кормление небольшой Юрьевец, а в 1509 году переводит его в Каширу. Каширский правитель в этот период пользуется большим доверием Василия III. В сентябре 1509 года, оправляясь в поездку в Новгород, великий князь в числе немногих берет его с собой.

21 июля 1510 года из Крыма в Москву приехала Нур-Салтан. Месяц она гостила у своего младшего сына в Кашире, а затем отправилась к старшему в Казань. Пробыв у сыновей почти полтора года, она вернулась в Крым. Это были, пожалуй, самые мирные годы жизни как с Казанью, так и с Крымом.

Но стареющему Менгли-Гирею все труднее было удерживать от нападения на Россию своих сыновей, родившихся от других жен.

В мае 1512 года пятеро из них совершили набег на русские земли, угрожали даже Коломне. Прикрывая Коломну, из Каширы навстречу татарам к реке Осетру выдвинулся сторожевой полк во главе с воеводой Иваном Бутурлиным. В нашем крае Бутурлиным позднее принадлежали вотчины с центром в селе Марьинка, где можно увидеть остатки их усадьбы, построенной в готическом стиле. И хотя крымцы успеха не достигли, Василий III в гневе лишил Абдул-Лятифа Каширы и посадил его "за приставы", то есть под арест.

В апреле 1515 года умер Менгли-Гирей. К власти в Крыму пришел его старший сын Мухаммед-Гирей, ярый противник России. В ответ на мирные предложения Москвы он сразу же запросил военную помощь для борьбы с ногайцами и освобождения Абдул-Лятифа. Последнее предложение московское правительство выполнило. К лету 1516 года Абдул-Лятифом вплотную заинтересовались и в Казани: там тяжело заболел Мухаммед-Эмин. Открывалась вакансия на престол.

Добившись от Мухаммед-Эмина клятвы на верность Москве, Василий III в сентябре 1516 года возвратил Абдул-Лятифу Каширу с округой. Однако былого доверия каширский правитель у великого князя уже не имел. И на высокое место в Казани намечался другой ставленник.

В ноябре 1517 года Абдул-Лятиф неожиданно умер. Историки предполагают, что он был отравлен. Эту версию подтверждает свидетельство современника, австрийского посла Герберштейна. По его мнению, бывшего "каширского властелина" перед Василием III оболгали: будто бы он составил против московского князя заговор и с этой целью приехал на княжескую охоту с оружием. Тогда же Абдул-Лятиф был схвачен и отправлен с "государственным секретарем Михаилом Захарьиным в Серпухов". Здесь его и отравили, заставив выпить кубок с ядом "за благополучие своего государя".

Сразу после смерти Мухаммед-Эмина в 1518 году Василию III путем больших дипломатических усилий удалось довольно быстро провести своего нового ставленника Шах-Али (Шигалея) в казанские цари. Но был он на престоле всего три года. Причин этому две. Шах-Али происходил из астраханских царевичей - преемников Большой Орды и проводил откровенно прорусскую политику, что не могло понравиться многим в Казани. Этим воспользовались сторонники крымского хана и попросили его прислать царём кого-либо из братьев. Мухаммед-Гирей исполнил их просьбу. Приближенные Шах-Али были перебиты, а сам он со слугами был отпущен "в поле чистое... во единой ризе на худом коне".

Однако в Москве незадачливого царя встретили торжественно, и в 1521 году в награду за хорошую службу он получил Каширу. Шах-Али правил в нашем крае с короткими промежутками времени до 1533 года. В 1532 году он имел титул удельного, князя Каширы. Тот же свидетель, Герберштейн, оставил нам описание его внешности. Это был человек "безобразного и слабого телосложения... с выдающимся брюхом, с редкой бородой и почти с женским лицом".

Бывший казанский царь был еще и очень честолюбив и всю жизнь не оставлял надежды вернуть себе трон. Шах-Али не только надеялся, но и предпринимал для этого не всегда приемлемые для русского правительства действия. В январе 1533 года он, без ведома Василия III, тайно связался со своими сторонниками в Казани, но был наказан: лишен Каширы и отправлен в ссылку на Белоозеро.

Игумен Владимир и Ступино

Из жалованной грамоты Каширского правителя Мухаммед-Эмина от 16 ноября 1498 года: "Я, царь, Магмед-Амин, пожаловал Троицкому монастырю на Песках игумену Владимиру с братией... пустого леса кстовского против Кремиченской пашни и обрасцовской от Коширской межи по Березовое болото и по Крутой овраг". Так во владение Белопесоцкого монастыря вошла почти вся территория современного города Ступино. Но почему Троицкий?

По устойчивому народному преданию, в августе 1380 года московский великий князь Дмитрий Иванович, двигаясь на Куликово поле, дал обет в случае победы над Золотой Ордой поставить у переправы через Оку церковь в честь своего духовного наставника Сергия Радонежского, настоятеля Троицкого монастыря. Сергиевская церковь в Белопесоцком монастыре стоит. При реставрации под ней обнаружены остатки более древнего храма. Вполне допустимо, что монастырь в XV веке начал строиться около существующей или более древней церкви Сергия, потому и был назван его основателем - игуменом Владимиром - Троицким.

Троицкий Белопесоцкий монастырь. Гравюра 19 века.

Что мы знаем о "первоначальнике" монастыря и владельце территории сегодняшнего города Ступино? Откровенно говоря, сведений о нем мало. Известны лишь три жалованные грамоты каширских правителей Мухаммед-Эмина, Абдул-Лятифа и Шигалея, две иммунитетных грамоты Василия III и одна Ивана Грозного от 1542 года. Но есть, правда, сам монастырь, который строился или по крайней мере планировался при игумене Владимире. В 1987 году автору заметок посчастливилось быть участником обследования восточной стены Святых ворот, безусловно самой древней части монастыря.

Родом игумен Владимир из Новгородской земли. До пострижения в монахи воевал, знал толк в оборонительных сооружениях. В нашем крае он появился в 1470-е годы.

Троицкий монастырь он основал на пограничном "берегу", у переправы, на пересечении дорог из Москвы на юг и из Коломны в Серпухов, очевидно, рассчитывая при этом не только на силу божественного слова, но и на свой военный опыт. Особо следует отметить, что игумен Владимир был сторонником "осифлян".

В последней четверти XV века в русской православной церкви развернулась борьба двух направлений. Игумен Нил Сорский считал, что добиться повышения авторитета церковь может путем строгого исполнения правил и обрядов, ведения аскетического образа жизни. Он осуждал стяжание церковью богатств, в том числе владение землями. Сторонники Нила получили наименование "нестяжателей".

Им противостояла другая группа церковных деятелей, которая настаивала на необходимости для церкви иметь значительные материальные средства. Их называли "осифляне", по имени их главы - Иосифа, игумена подмосковного Волоцкого монастыря.

Московские великие князья - Иван III, а затем его сын Василий III - встали на сторону осифлян. Более того, Иосиф Волоцкий считался их духовным отцом. Однако охотно наделяя землей служилых дворян, московские правители крайне редко давали ее церкви. Более того, Иван III в 1503 году предпринял даже попытку секуляризации церковных владений, правда, безуспешную. Чтобы получить землю, нужна была поддержка при княжеском дворе. Судя по грамоте Мухаммед-Эмина, безусловно, предварительно одобренной Иваном III, такую поддержку игумен Владимир имел. И она была сильной, возможно, даже самого Иосифа Волоцкого. Ведь, кроме лесных угодий, настоятель монастыря получил большие льготы. Люди, которые заселяли эти угодья, освобождались от дани "каширского правителя" и от суда его наместников и тиунов.

Игумен оправдал оказанное ему доверие. Из полученного леса отстроил вместе с братией деревянный монастырь, а на вырубленных участках поселил выходцев из рязанских и других земель. Так в 1507 году в его владениях появились починки Ступинский, Крутоовражный и Варгасовский. В 1512 году это были уже деревни. А к концу жизни игумена вокруг монастыря выстроились еще четыре слободки: Наумовка, Белкино, Исакове, Сураево и деревня Коровники. Названия "Ступинский", "Ступино" появились от фамилии выходца из Рязани.

Активность настоятеля Троицкого монастыря была замечена самим московским князем Василием III. В 1507 году он заменил обычные пошлины и дань, шедшие в его пользу, на оброк в три пуда меда. В случае его плохого сбора выплачивались деньги. В 1522 году был отменен и этот оброк.

Не обходили благосклонностью игумена и местные вотчинники. Владелец Старой Ситни князь П.В. Нагой-Оболенский незадолго до смерти около 1510 года отдал в дар монастырю часть "землицы своей ситенской".

Уже при первом игумене Владимире монастырь стал не только духовным, но и значительным хозяйственным и культурным центром округи. Его обитатели, кроме выполнения своих прямых обязанностей, не гнушались заниматься и черновой работой: ловлей рыбы в Оке или на Пятинском озерце, изготовлением глиняной посуды, кузнечными поделками.

А на Успение, 29 августа, после уборки урожая, вокруг монастыря собиралась ярмарка, на которой окрестные крестьяне могли не только что-то купить или продать, но и обсудить свои повседневные дела, поделиться новостями.

Как и в других монастырях, в Троицком велось обучение детей грамоте. Известно, что вплоть до XVIII века в России оно осуществлялось в основном так называемыми "мастерами грамоты" - обычно дьяконами или старцами. В монастыре при Владимире таким старцем был Федосий Коверя, хорошо известный даже великому князю Василию III. Именно благодаря его настоятельной просьбе для монастыря был отменен медовый оброк. Учебниками, как и везде, служили Псалтырь или Часослов.

В 1521 году крымские татары полностью разорили наш край. Пострадал и монастырь. Видимо, после этого в нем стали возводить не деревянные, а каменные строения. Одной из первых каменных построек была, в частности, восточная стена со Святыми воротами. Именно тогда игумену Владимиру пригодилось его давнее знание устройства замков ливонских рыцарей, соседей Новгорода. Он превратил ворота в самую мощную часть монастырских укреплений. Они стали представлять как бы крепость в крепости. Ворота имели проезд коленчатой формы, были оснащены щелями для опускания решеток - герсами. С внешней и внутренней сторон в воротах располагались бойницы подошвенного боя. Монастырь стал превращаться в крепость - форпост Каширы.

Первонастоятель Троицкого Белопесоцкого монастыря скончался в конце 1520-х годов. В жалованной грамоте Каширского правителя Шигалея, данной монастырю в 1532 году, упомянут уже другой игумен.

Крымские набеги

После смерти Менгли-Гирея в 1515 году отношения Москвы с Крымом стали стремительно ухудшаться. Подталкиваемые Оттоманской Турцией, крымские ханы стали все чаще беспокоить южные границы княжества. В августе 1517 года часть двадцатитысячного отряда крымцев во главе с мирзой Токузаном появилась на противоположном берегу Оки у Беспуты. Но благодаря умелым действиям воеводы И.Тутыхина и князей Волконских, а также местного населения, татары были разбиты еще до подхода основной московской рати.

Это несколько расслабило несших охрану "берега" русских воевод, за что они были жестоко наказаны.

В 1521 году выступил в поход сам Мухаммед-Гирей. Он стремительно подошел к нашим переправам у Лопасни, Троицкого (Белопесоцкого) монастыря и Каширы и в ночь на 28 июня форсировал Оку.

И хотя основные русские силы располагались как раз в Кашире и Серпухове, воеводы растерялись. Заставы были истреблены, воеводы Иван Шереметьев, князь В.М.Курбский, Яков и Юрий Замятины погибли, а раненый князь Ф.В.Лопата-Оболенский попал в плен.

Великий князь Василий III срочно послал за помощью в Серпухов, к воеводам князьям Д.Ф.Вельскому, В.В.Шуйскому и И.М.Воротынскому. Но и они не смогли своевременно выступить против татар. А в это время передовые отряды крымцев уже были в 15 километрах от Москвы, жгли посады Коломны. Сам Мухаммед-Гирей установил ставку на Пахре и между речками Лопасней и Северкой. Помощь подоспела из Новгорода. Но наш край был полностью разорен. Значительная часть его жителей была угнана в Крым и продана в рабство.

Василий III наказал всех воевод, принимавших участие в обороне "берега". Началось его укрепление. Кашира стала одним из основным пунктов сосредоточения войск. Сюда ежегодно присылались воеводы с полками. В Коломне приступили к строительству нового каменного кремля. Сделать это позволили начавшиеся в Крыму после гибели Мухаммед-Гирея под Астраханью внутренние раздоры.

В начале сентября 1527 года брат крымского хана Ислам-Гирей вновь появился у Оки. Московский великий князь, узнав о приближении татар, отправил на "берег" войска во главе с князьями В.С.Одоевским и И.Ф.Телепневым-Оболенским. В Кашире к ним присоединились князья Ф.М.Мстиславский и Ф.В.Лопата Телепнев-Оболенский. После перестрелки на Оке русские войска перешли реку и разбили крымцев у Зарайска. Ислам-Гирей "пошел прочь". В этом же году в Зарайске была заложена каменная крепость. А в 1531 году была построена деревянная крепость в Кашире. Сделанная по типу ломбардских крепостей, она своими размерами (170 на 128 метров) и планировкой воспроизводила Зарайский кремль. Однако ее конструкция носила традиционный характер. В основе были высокие земляные валы. На них сооружены стены из ста восьмидесяти "городен", заполненных землей и камнями срубов. По углам и в центре каждого из четырех прясел возвышалось восемь башен. Две башни имели проездные ворота. Меньшие - "водяные" - выходили на речку Каширку. Под защитой крепости расположился посад из пяти слобод. В Белой слободе жили "осадные князья и дети боярские". Названия остальных говорят сами за себя: Плотничья, Ямская, Рыболовная и Черная. Каждый посад имел свою церковь, а всего в городе их было 14. Имелось в Кашире и свое "заречье" - район сегодняшней Старой Каширы.

Летом 1532 года в Москве узнали, что "крымский царь... хочет итти на великого князя украйну". От Каширы до Коломны и до Серпухова вдоль "берега" был размещен мощный заслон русских войск под руководством В.В.Шуйского. Саадат-Гирей, узнав об этом, отказался от похода.

До 1571 года система береговой службы срабатывала, и крымцам не удавалось достигнуть левого берега Оки. К 1570 году крымский хан Девлет-Гирей заручился поддержкой турецкого султана Селима II и Польши. Он решил воспользоваться тяжелым положением, в котором оказалось Русское государство в результате опричнины и неудачной Ливонской войны.

Весной 1570 года пятидесятитысячная крымская орда подступила к Рязани и Кашире. Русским войскам во главе с князем Михаилом Воротынским с большим трудом удалось отогнать ее. Тогда же он начал заниматься реорганизацией всей сторожевой службы на южной границе государства. Но не успел.

В 1571 году Девлет-Гирей выступил в очередной поход. Основные силы русской армии были в это время направлены под Ревель, поэтому "берег" охраняли не более шести тысяч ратников. Сам Иван Грозный с опричным войском стоял в Серпухове. Крымцы переправились через Оку выше города и, обойдя его, устремились к Москве. Они сожгли и разграбили посады вокруг нее, а, отступая, разорили все южные уезды, в том числе и Каширу. Город был сожжен дотла.

Понимая, что на этом Девлет-Гирей не остановится, Иван Грозный, несмотря на трудности в войне с Ливонией, осенью 1571 года перебросил на южную границу часть русских полков, доведя численность "береговой" службы до 20 тысяч ратников. В Кашире расположился сторожевой полк "2068 человек" во главе с князем Иваном Шуйским. А рядом у Лопасни "берег" прикрыл воевода князь Репнин с полком левой руки (1651 человек).

По приказу руководителя всей обороны Михаила Воротынского "берег" дополнительно укрепили. С помощью "посошных людей" и местных крестьян вдоль "берега" один против другого были набиты два частокола из бревен в 4 фута высотою. Промежуток между ними заполнен землей. Стрелки могли скрываться за частоколом и вести огонь по переправляющимся через реку татарам. На бродах и "перелазах" поставили пушки. Но все это могло быть эффективно использовано лишь при наличии достаточных людских сил. А их было мало.

В Крыму решили, что Россия настолько ослабла, что пришло время восстановить над ней иго, "как при Батые". Для этого Девлет-Гирей подготовил всех крымских и ногайских татар. Общая численность его войска превышала русские силы по крайней мере в четыре раза.

26 июля 1572 года крымский хан подошел к "берегу". Глубокой ночью с 27 на 28 июля ногайская конница Теребердей-мурзы перешла Сенькин брод чуть выше Серпухова и захватила переправу. За ней последовали основные силы татар.

К утру их передовые отряды были уже под Москвой. Узнав об этом, "большой воевода" Михаил Воротынский, находившийся в Серпухове, принял решение задержать хана фланговыми ударами и угрозой с тыла. К концу этого же дня калужский воевода Дмитрий Хворостинин догнал около Молодей в Хатунской волости татарскую конницу ханских сыновей, прикрывавшую движение Девлет-Гирея, и разгромил ее. Хан, перешедший уже Пахру, вынужден был остановиться. Он послал с сыновьями свежие силы - 12 тысяч крымских и ногайских всадников.

Но к Молодям уже подошел большой полк Михаила Воротынского. Подвез он и новинку для татар - "гуляй-город". Это была передвижная крепость из толстых досок, заранее сбитых в щиты. Щиты легко перевозились на санях или телегах, быстро собирались в двойные стены. В промежутке между ними (обычно шириной 2-3 метра) располагались стрельцы, которые могли через бойницы расстреливать наступающих татар. Имелись и пушки. Стянув "гуляй-город" кольцом, можно было сражаться в окружении. Под огонь пушек и пищалей "гуляй-города" Дмитрий Хворостинин и заманил подошедшую от Пахры вражескую конницу. Татары понесли огромные потери и отхлынули.

И Девлет-Гирей не выдержал. Простояв день у Пахры, он повернул назад и 30 июля всей массой конницы обрушился на "гуляй-город". Большой ПОЛК, находившийся за ним, отразил этот приступ. С флангов "вне гряда" на татар устремились конные отряды "детей боярских". В одной из этих атак дворянин Аталыкин из каширского сторожевого полка И.Шуйского захватил в плен самого главнокомандующего ханским войском Дивей-Мурзу. Был убит и предводитель ногайской конницы Теребердей-Мурза.

Девлет-Гирей прекратил приступ и в течение двух дней приводил свое войско в порядок.

В то же время положение Михаила Воротынского ухудшилось. Поредели полки, но, главное, не было продовольствия, так как гнались за татарами налегке, без обозов. Пришлось резать лошадей и питаться кониной.

2 августа крымцы возобновили приступ "гуляй-города". Девлет-Гирей спешил. Воевода Токмаков сумел подбросить в его лагерь ложную грамоту, будто бы на помощь русским "идет рать новгородская многая" во главе с царем Иваном Грозным. Чтобы подкрепить эту ложную информацию, Михаил Воротынский незаметно переправил часть войска из-за укреплений в тыл .татарам. По условному сигналу оставшийся в "гуляй-городе" Дмитрий Хворостинин после изрядной пальбы из пушек предпринял большую вылазку. Одновременно с ним с тыла напал на татар и Михаил Воротынский. Решив, что это подошли "новгородцы", крымцы дрогнули и в беспорядке стали отступать вдоль Лопасни к Оке. Русская конница еще дважды, под Хатунью и уже на Оке, настигала и громила бегущего врага. Ею были захвачены обоз и вся артиллерия татар. Такого разгрома крымские ханы до сих пор не знали.

Последний раз крымцы прошли через наш край к Москве летом 1591 года. Хан Казы-Гирей, преодолев Оку, смог подойти к Москве и осадить ее. Русские войска, руководимые Борисом Годуновым, вынудили татар отойти от столицы без боя. Но, как и раньше, на обратном пути ими все сжигалось и разорялось. Не избежали этой участи и наши города Хатунь и Кашира. Именно с этого времени они стали окончательно хиреть. Роль центра округи стал все больше играть каменный Троицкий Белопесоцкий монастырь.

Опричнина Ивана Грозного

Народные предания нашего края связывают с именем Ивана Грозного два селения. Первое из них - Иван-Теремец. По одному из вариантов легенды, царь в одном из своих путешествий по монастырям остановился на отдых на высоком берегу Каширки. Здесь ему быстро возвели небольшой терем, который позже получил его имя.

В "Топонимическом словаре селений" Ступинского района местного краеведа А.Б.Тонина все объясняется проще. Здесь в XVII веке был "погост царя и великого князя". А рядом стояла церковь Рождества Богородицы с приделом Ивана Предтечи. В народе храм по приделу чаще именовали Ивановским.

Второе селение - Еганово. В преданиях его производят от Яги - колдуньи. Будто бы священнику местной церкви сообщили, что через селение проедет царь и его нужно встретить. Тот собрал с утра народ. Высокого гостя все не было. И тут на священника напустила свои чары колдунья, убеждая его, что никто не приедет. И батюшка всех распустил. А через короткое время в сопровождении опричников в селе появился Иван Грозный. Не встретив соответствующего приема, он приказал бедного служителя повесить. Мрачная легенда, но правдоподобная, потому что действительные связи Ивана Грозного с нашим краем вырисовываются по документам еще более мрачными.

В ночь с 3 на 4 декабря 1533 года скончался великий князь всея Руси Василий III Иванович. Престол наследовал малолетний сын Иван. В это время "береговые" полки попеременно то в Кашире, то в Коломне возглавлял один из глав многочисленной семьи Оболенских князь Иван Федорович Телепнев-Оболенский. Оболенские имели в нашем крае многочисленные вотчины, часто возглавляли сторожевые полки в Кашире, оказывали большую материальную помощь Белопесоцкому монастырю.

В XVI веке наиболее блистательную карьеру сделал Иван Овчина Оболенский. Из рядовых воевод на "берегу" он сразу после смерти Василия III сделался при великой княгине Елене Глинской, матери малолетнего Ивана Васильевича, первой фигурой в государстве. В начале 1534 года Телепнев-Оболенский уже упоминается среди ее ближних бояр, а в июле он стоит на Оке с полком левой руки в качестве конюшего - одной из высших должностей при дворе. Уже в то время ходили слухи, что Иван Овчина Оболенский был возлюбленным правительницы России.

В 1538 году Елена Глинская умерла, и вроде бы не своей смертью. И.Ф.Овчина Телепнев-Оболенский был арестован и по решению "боярского совета" казнен. Старшинствовали в этом совете официальные опекуны Ивана IV князья Шуйские и Вельские. Сразу после венчания на царство Ивана IV в 1547 году по его приказу был казнен сын И.Овчины-Оболенского Федор. А в 1564 году дошла очередь и до племянника Ивана Овчины Телепнева, Дмитрия. По слухам, он поплатился жизнью за то, что попрекнул царского любимца Ф.Басманова за "несчастные деяния".

В том же году после ряда поражений в войне с Литвой попали в опалу и члены других ветвей семьи Оболенских, в частности, Репнины, которые издавна владели в нашем крае вотчинами в Верховляни, Леонтьеве, Лупакове, Пашкине, Костомарове.

По рассказу современника Андрея Курбского, князь Михаил Петрович Репнин-Оболенский на очередном царском пиру отказался по просьбе Ивана IV надеть на себя "машкару" - потешную маску. И был посажен на кол. Тогда же был казнен виднейший из стародубских князей боярин Д.И.Хилков, хозяин села Владимирово.

В следующем, 1565 году Иван Грозный решил навести решающий удар по остаткам удельных княжений и боярской самостоятельности. Он выехал из Москвы в Александровскую слободу, откуда в своих посланиях обвинил бояр и других приказных людей во многих изменах, в растаскивании казны в его малолетство. Однако, стремясь заручиться поддержкой простого народа, Иван IV дипломатично сообщил, что на торгово-ремесленный люд Москвы у него гнева нет. Здесь же он объявил о создании, в отличие от обычного "земского" управления страной, своего - "опришного", со своей территорией, аппаратом и войском.

Видимо, хорошо зная наш край, Иван Грозный потребовал отвести в опричнину в числе первых Хатуньскую волость, насчитывавшую более пятидесяти селений. Всех, кто не входил в опричный двор, из нее выселяли. Так, владевших в волости многими селами и деревнями князей Васильчиковых отправили в Ярославль.

В ходе опричнины выселения, но уже в качестве наказания, затронули и "земскую" часть края. Лишились своих вотчин в Кочкареве и Колычеве Зачссломские, в Аксинькине, Шматове и Колдине - Кривоборские. Местом их высылки стала Казань.

Из служилых людей был создан опричный корпус. Вслед за этим из него была выделена опричная гвардия из "князей и дворян и детей боярских дворовых и городовых". Именно из этой гвардии формировался командный состав. Ряд видных опричников, входивших в гвардию, были вотчинниками в нашем крае. Наиболее известные из них князья И.А.Шуйский, И.В.Ростовский-Темкин, Ю.И.Токмаков, бояре Колтовские, Колычевы, Ф.Л.Писемский, В.С.Наумов. Из одной только Каширы в командную верхушку входили пять опричников. Для отличия от земцев опричники носили особую одежду. Пехотинцы все должны были ходить в грубых нищенских или монашеских одеяниях на овчине. Конные во время езды привязывали на шею лошади собачьи головы и шерсть на кнутовище. Это означало, что "сперва они кусают, как собаки, а затем выметают все лишнее из страны".

Сразу же по возвращении Ивана Грозного в Москву опричники приступили к делу. В феврале 1565 года "за великие изменные дела" среди многих других был казнен окольничий Петр Петрович Головин, сын Петра Ивановича Головина, казначея Василия III. Это семья имела обширные вотчины около Каширской дороги. В их число входили села Ситне-Щелканово, Починки, Кишкино, Игнатьево, Уварове. В качестве преступлений жертвам приписывались заговоры против царя, измены в пользу Польши, Литвы, Турции или Крыма. Признания выбивались с помощью страшных пыток. Под пытками люди оговаривали себя и других. Затем их казнили (и тоже "изобретательно").

Из воспоминаний Андрея Курбского мы узнаем, что в один из летних дней 1566 года опричники появились в сельце Нивки, чтобы арестовать Никиту Казаринова из известного рода Голохватовых. Но тот, заранее предупрежденный, уехал в Белопесоцкий монастырь, где принял на себя "великий ангельский облик". Когда же царские палачи приехали туда, то он, подражая Христу, приняв святые дары, вышел им навстречу. Его схватили и привезли в Александровскую слободу. Увидев боярина, Иван Грозный воскликнул: "То, дескать, ангел, так следует ему на небо взлететь". Тотчас царь велел подставить под сруб бочку пороха или даже две и, "привязав там мужа, взорвать". Не менее "изобретательно" поступил царь и с бывшим конюшим и фактическим главой Боярской думы И.П.Федоровым. Он происходил из старинной боярской фамилии Акинфа Великого, служившего еще при Иване Калите. Было время, когда И.П.Федоров, по воспоминаниям современников, "был первым боярином и судьей на Москве в отсутствие великого князя". И вот в сентябре 1568 года, по возвращении престарелого воеводы с "берега", Иван Грозный позвал его во дворец и заставил занять царский трон. Затем сказал: "Ты имеешь то, чего искал, к чему стремился, чтобы быть великим князем Московским и занять мое место". И после этого собственноручно заколол его. После смерти И.П.Федорова были отобраны в казну многочисленные вотчины, в том числе наше Мартыновское.

К 1570 году, под влиянием неудач в Ливонской войне, царь начал сомневаться в верности опричников. Среди них тоже начались казни.

В сентябре 1570 года в Москву поступили известия о приближении крымских татар. Иван Грозный срочно выехал в Серпухов. Но сведения не подтвердились. 22 сентября царь отправился из Серпухова в Каширу. Произведенные им дарения серебряной посуды Белопесоцкому монастырю указывают, что он заезжал сюда и, очевидно, не раз. Затем Иван IV отправился в Коломну.

В мае следующего года, узнав о новом походе Девлет-Гирея, Иван Грозный опять появился в Серпухове, месте сбора опричного войска. И здесь ему, видимо, стало ясно, насколько ненадежны его опричники. Многие из них просто не явились на место сбора. И действительно, вскоре крымский хан легко обошел заслон русских войск и сжег Москву.

Последовала новая волна репрессий. И вот горькая ирония судьбы. Активнейший сторонник Ивана Грозного князь В.И.Ростовский-Темкин, лишь год назад лично рубивший головы якобы неверным царю опричникам, в частности, дьяку Разбойного приказа Григорию Шапкину, его жене и двум сыновьям, теперь подвергся той же участи. А вотчина Темкиных в Сотникове отошла в пользу казны.

Победа земских войск летом 1572 года над крымскими татарами под Молодями окончательно убедила Ивана Грозного в неспособности опричнины выполнить поставленные перед ней задачи. И к осени того же года опричнина была ликвидирована. Более того, Иван IV приказал составить списки всех опальных и разослать их по монастырям для поминовения.

В 1572 году Иван Грозный решил жениться в четвертый раз. Обойдя каноны церкви, запрещавшей больше трех браков, он остановил свой выбор на Анне Колтовской. Колтовским принадлежали в нашем крае Старокурово, Медведово. А сами они не раз организовывали отпор татарам на "берегу".

Но этот брак продлился недолго. В один из апрельских дней 1575 года к Тихвинскому монастырю подъехала крытая колымага. Из нее вынули фигуру, завернутую в шубу. Когда шубу сбросили, то монахини увидели связанную женщину. Это была царица Анна. Через час царицы не стало: появилась смиренная инокиня Дария, которая прожила в монастыре 54 года.

Смутное время

Третья жена старшего сына Ивана Грозного Ивана Ивановича, Елена, была из рода Шереметевых. Им, согласно "Топонимическому словарю селений..." ступинского краеведа А.Б.Тонина, принадлежало в нашем крае около 20 селений, в том числе Мещерино, Федоровское, Рудины.

В один из ноябрьских непогожих дней 1581 года Иван Грозный зашел в комнаты старшего сына и увидел свою сноху в одной рубашке (по нормам того времени, женщина считалась одетой, если на ней было не менее трех рубах.) Царевна Елена была беременна. Но скорого на руку царя это не остановило. Он тут же прибил сноху, у которой случился выкидыш. Пытавшегося защитить жену Ивана Ивановича отец тоже нещадно избил. От побоев и нервного потрясения у наследника началась горячка. Проболев одиннадцать дней, он скончался. Так царь сразу потерял и наследника, и столь долгожданного внука. Зато слабоумному и бездетному Федору открылся путь к царскому трону, который он и занял через три года, после смерти Ивана Грозного.

Федор государственными делами почти не интересовался. Их исполнял его шурин - Борис Годунов (вяземские небогатые помещики Годуновы в годы опричнины сделали головокружительную карьеру при дворе, а сестра Бориса - Ирина стала женой царевича Федора). Умный, энергичный, хорошо разбиравшийся в хитросплетениях боярских интриг, Борис достаточно успешно начал борьбу с негативными последствиями опричнины - распрями среди феодального сословия, первым делом прекратив массовые казни. Церковь он привлек на свою сторону тем, что очень много сделал для введения в России в 1589 году патриаршества. При Годунове улучшилось и внешнеполитическое положение страны, оказавшейся после неудачной Ливонской войны в трудной ситуации. В 1598 году царь Федор умер. Прекратила свое существование более чем 300-летняя московская ветвь династии Рюриковичей. И сложную политическую борьбу за избрание на царский трон с древними родами Мстиславских, Шуйских и Романовых выиграл "худородный Борис Годунов".

Первые годы его царствования складывались вроде благоприятно. Но это была только видимость. Подорванное Ливонской войной и опричниной хозяйство страны восстанавливалось крайне медленно. Политика правительства Годунова по отношению к крестьянству, казакам также не способствовала росту его авторитета в народных массах. Да и мелкие дворяне были недовольны ею.

Холодным летом 1601 года длительные дожди помешали созреванию хлебов. Ранние морозы довершили беду. Хлеб подорожал в шесть раз. В 1602 году посевы хлеба побили морозы. Цена на хлеб выросла еще втрое. В 1603 году засевать поля было уже нечем. Наступил страшный голод. Правительство Годунова предприняло меры для борьбы с ним. Из казны простому народу раздавались огромные суммы денег. Разыскивались хлебные запасы. Велась борьба со спекулянтами. Но все это помогало мало. Особенно голодали Москва и близлежащие районы, куда стекалась масса голодных людей со всей страны.

Здесь и начались "разбои". Вначале малочисленные отряды людей грабили обозы с продовольствием, движущиеся в Москву. Не была исключением и Каширская дорога. В 1603 году эти отряды объединились под руководством беглого боярского холопа Хлопка Косолапа. Разгрому и разграблению теперь стали подвергаться усадьбы бояр и богатых дворян. Осенью 1603 года правительство бросило на Хлопка крупные военные силы. Он был пойман и казнен. Но движение низов уже нельзя было остановить. И вот он, парадокс народного сознания! Простые люди забыли все плохое, что им принесло царствование Ивана Грозного. Они лишь помнили, как он прилюдно расправлялся с "лихими" боярами, и затосковали о законном царе. Борис Годунов таковым не являлся. Это было на руку боярам, противникам Годунова. Политические страсти вокруг трона оживили имя царевича Дмитрия - сына Ивана IV от седьмого брака с Марией Нагой. В 1591 году в Угличе во время очередного припадка эпилепсии он закололся ножом.

В народе стала распространяться версия о его чудесном избавлении. Вскоре в Польше он "объявился" и сам. Имя Дмитрия присвоил себе беглый чернец Чудова монастыря в Москве Гришка, в миру Юрий Отрепьев. Его поддержали некоторые польские магнаты, в частности, Юрий Мнишек. В качестве благодарности Лжедмитрий I тайно принял католичество, а затем заключил брак с его дочерью Марией. Осенью 1604 года вместе с примкнувшими к нему казаками - "черными людьми" - самозванец занял Чернигов, Путивль и ряд других городов.

13 апреля 1605 года неожиданно скончался Борис Годунов. Трон занял его сын Федор, В правительственных войсках начались измены в пользу Лжедмитрия. В мае 1605 года под Кромами бояре Басманов, Голицын и дворянин П.Ляпунов вовлекли в заговор против Федора дворян из ряда городов, в том числе из Каширы и окружавших ее волостей, крайне недовольных тем, что царское правительство не отпускало их из армии домой наладить посевные работы. Мятеж удался, и правительство Годуновых лишилось армии.

Уже из-под Кром "царь" отпустил всех желающих дворян и служащих людей по домам. Этим самозванец способствовал в немалой степени повышению своего авторитета. И когда вскоре он появился в Серпухове, дворяне и служилые люди нашего края также приветствовали его. Благодаря этому обстоятельству казацкий атаман Андрей Карела, выполняя поручение Лжедмитрия, легко обошел последний заслон правительственных войск под Серпуховом, по Каширской дороге добрался до Москвы и поддержал там начавшееся против Годуновых восстание.

После расправы над Федором Годуновым и его матерью Марией Лжедмитрий появился в Москве. Здесь ему пришла пора платить полякам за помощь. И москвичи быстро разобрались, кто он такой. Поводом для взрыва послужило поведение пришедших с Мариной Мнишек поляков, которые вели себя в Москве как завоеватели. Весной 1606 года бояре, воспользовавшись этим, спровоцировали восстание низов. Лжедмитрий был убит. Его подручный Михаил Молчанов вместе с царской печатью сбежал в Польшу. Царем был избран Василий Шуйский. Но смена власти не успокоила бурлящую народным волнением страну. Многие не верили в смерть Лжедмитрия. Не случайно поэтому беглый холоп Иван Болотников, возвращавшийся из Италии, где он находился в плену, встретившись в Самборе с Молчановым, поверил, что тот спасшийся Дмитрий, и принял от него царскую грамоту с печатью. В ней Болотников назначался главнокомандующим всех повстанческих сил на юге России. Сам Молчанов объявиться в России не решился: слишком хорошо был известен.

Схема продвижения войск Ивана Болотникова по территории Ступинского края.

В начале августа из Путивля повстанческая армия двинулась на Москву. Одну колонну через Калугу вел сам Иван Болотников, другую, через Тулу, - Истома Пашков. Шуйский направил основные правительственные силы против Болотникова и остановил его под Калугой. А Истома Пашков успешно занял Тулу, затем Серпухов и Каширу. На Лопасне ему удалось разгромить высланное против него войско во главе с князем В.В.Кольцовым-Мосальским. Но на Пахре повстанцев встретил молодой, но уже показавший себя М.В.Скопин-Шуйский, и заставил их отступить. Тогда Пашков двинулся через Хатунь и Каширу к Коломне. Здесь, вполне возможно, в его армию влился отряд местных дворян под руководством Степана Пашлыкова (Пашлыковы издавна жили в Семеновском).

Под Коломной к И.Пашкову присоединились дворянские отряды Прокопия Ляпунова из Рязани. Вскоре им сдалась Коломна. Поняв, что главная опасность исходит отсюда, Василий Шуйский объявил сбор всех имеющихся в его распоряжении сил в селе Домодедово. Войско возглавили главные московские бояре и воеводы князь Ф.И.Мстиславский, брат царя князь Д.И.Шуйский, князь И.М.Воротынский, трое братьев Голицыных, двое бояр Нагих, окольничие В.П.Морозов, М.В.Шеин, князь Долгорукий, двое Головиных. Две армии встретились 26 октября 1606 года под Троицком-Лобановом. И эту крупнейшую полевую битву восставшие выиграли. Много стольников и знатных дворян было взято в плен. 28 октября повстанцы были уже в Коломенском. Сюда же подошел и Иван. Болотников.

Однако В.Шуйскому удалось удержать москвичей от восстания. Его поддержали и ряд других городов. А 16 ноября, в канун решительного сражения, на сторону В.Шуйского перешли сначала дворянские отряды П.Ляпунова, а затем и Истома Пашков. В награду за измену Василий Шуйский наградил Пашкова в нашем крае селом Мясным.

В сражении под Коломенским 2 декабря 1606 года И.Болотников потерпел поражение и отступил в Калугу. Для окончательного разгрома восставших В.Шуйский создал две армии и расположил их в Серпухове и в Кашире. Воспользовавшись медлительностью правительственных войск, повстанцы обошли Серпухов и двинулись к Кашире, надеясь нанести поражение более слабой их части. Командовавший этой группировкой князь А.В.Голицын решил не ждать восставших в крепости: он, видимо, помнил о поддержке И.Пашкова дворянством нашего края и не надеялся на тылы. Он переправил свою рать у Белопесоцкого монастыря через Оку и занял берег Беспуты в районе впадения в нее речушки Восьмы. Сюда подошли и болотниковцы во главе с князем А.А.Телятевским и дворянином Аксаковым. В начавшемся здесь 5 июня 1607 года сражении успех вначале сопутствовал повстанцам. Но судьбу И.Болотникова определил подоспевший на помощь А.В.Голицыну П.Ляпунов с тяжелой конницей.

Разгром восставших, несмотря на отвагу и героизм казаков, был полным. Их остатки бежали к Туле, где и закрылись в крепости. Началась ее осада.

В Туле И.Болотников пришел к выводу, что без "царя Дмитрия" ему не одолеть В.Шуйского. И он послал своего сподвижника казацкого атамана Ивана Заруцкого на поиски. Заруцкий нашел "Дмитрия" в маленьком городе Стародубе. "Чудесно спасшимся" в Москве новым царем - "Дмитрием" стал бродячий учитель из белорусского городка Шклова, некто Богданко. Интересно, что если Гришка Отрепьев был тайным католиком, то Богданко оказался крещеным евреем. Осенью 1607 года казацкие и польские отряды нового самозванца двинулись к Туле, но опоздали. Тула сдалась. Последовавшие за этим казни восставших испугали Лжедмитрия II. Зиму он провел в Орле. Однако в июне 1608 года на волне нового подъема народного движения он был уже под Москвой, в Тушино, где и создал параллельное В.Шуйскому правительство. Иван Заруцкий, например, получил титул боярина и земельные пожалования, в том числе и в нашем крае.

К весне 1609 года тушинцы контролировали огромную территорию. Польские отряды самозванца всюду занимались разбоем и грабежом. И тогда В.Шуйский заключил договор о помощи со шведами. Так началась шведская интервенция. Кроме того, он призвал в союзники крымских татар. Вместо помощи они изгоном прошлись вдоль "берега". Кашира как город фактически перестала существовать. В то же время, стремясь задобрить Польшу, правительство отпустило домой задержанных в Москве Марину Мнишек с ее отцом. Марина сразу перебежала в Тушино, где признала в Лжедмитрий II своего супруга. Польша, использовав шведско-русский договор, открыто выступила против России. В сентябре 1609 года войска гетмана Льва Сапеги осадили Смоленск.

А в лагере тушинцев начались раздоры среди поляков. "Царь" тайком бежал в Калугу. В июне 1610 года правительственные войска потерпели сокрушительное поражение от поляков под Клушином. В.Шуйский остался без армии. Воспользовавшись этим, вновь активизировался Лжедмитрий II. Он занял Серпухов и подошел к Коломенскому. Известие об этом вызвало восстание в Коломне и Кашире. "Меньшие" люди и казаки заявили о своей поддержке "законного" царя.

17 июля 1610 года была решена участь В.Шуйского. Дворянами во главе с Захарием Ляпуновым и посадским населением он был низведен с престола и пострижен в монахи.

Во главе государства стало временное правительство из семи бояр. Они-то и подписали 17 августа договор с поляками о признании королевича Владислава русским царем, а в ночь на 21 сентября тайком впустили польские отряды в Москву.

Королевские войска заставили уйти из Коломенского Лжедмитрия II. Самозванец вновь основал свой лагерь в Калуге. Но теперь он не был нужен польскому королю.

На Лжедмитрия было организовано покушение. 11 декабря он был убит на охоте татарином Петром Урусовым. Казаки И.Заруцкого, не без основания полагая, что без поляков здесь не обошлось, начали открытую войну против бывших союзников. Польско-казацкого лагеря в Калуге не стало. Польские отряды, двигавшиеся отсюда к Москве через наш край, подверглись нападению местных жителей. Под Серпуховом и Хатунью их возглавил хатунский крестьянин Салков.

После смерти Лжедмитрия II поляков, как и шведов, простой народ стал рассматривать только как интервентов. Все громче стал подниматься по России клич, что их нужно изгнать из Москвы и из страны.

В начале 1612 года центром первого ополчения стал Рязанский край. Осенью того же года в Нижнем Новгороде стало, формироваться второе ополчение. Москва была освобождена лишь 26 октября 1612 года. А 21 февраля 1613 года Земский собор избрал царем Михаила Федоровича Романова. Начался новый этап истории Российского государства.

Послесловие. Об авторе

Данный очерк истории Ступинского края обрывается на событиях начала XVII столетия. Иван Петрович Солонкин (1948-1994), профессиональный историк и журналист, рассматривал изложенные материалы лишь как первую часть своей работы. Но с его безвременной кончиной продолжения не последовало.

Трудно представить, что Ивана Солонкина нет с нами. Нет коренастого, обаятельного, энергичного человека, лидера по натуре, чья открытая, искренняя и честная душа всегда была обращена к людям, ко всякому, кто нуждался в поддержке, помощи, совете.

Ушел из жизни одаренный историк, стремившийся проникнуть в суть явления, взглянуть на прошлое и настоящее своих родных мест в обрамлении общеисторической канвы. Он очень хотел, чтобы, ступинцы знали и помнили свое родство. Ради своих земляков он и трудился, когда писал свою работу о Ступинском крае и создавал в Ступино краеведческий музей.

Не стало поэта-лирика, перу которого принадлежит несколько десятков стихов. Лишь часть из них была напечатана в районной газете.

Иван был удивительно целеустремлен и поэтому часто добивался своего. Он поставил цель изучить венгерский язык и овладел им в такой степени, что смог обучаться в Будапештском университете, диплом которого он получил наряду с дипломом МГУ им. М.В.Ломоносова. Готовя книгу о крестьянстве Венгрии XIX века, Иван ознакомился с подлинными рукописными документами, опубликовал несколько статей по этой теме. Но... не сложилось. Иван вернулся в Ступино, где начал все сызнова. Здесь он и оставил своими делами последний яркий след.

Не желая мириться "с мерзостью запустения", он применил свою неуемную энергию на практике. Это во многом благодаря его усилиям и энтузиазму осуществилось восстановление прекрасного архитектурного ансамбля - Белопесоцкого монастыря. В последние годы своей жизни Иван Солонкин немало потрудился для воссоздания многих памятников церковного зодчества Ступинского района.

Когда мы смотрели фильм Ступинского телевидения об истории Белопесоцкого монастыря, то любовались видами отреставрированного архитектурного ансамбля. За кадром звучал столь знакомый нам голос Ивана, глуховатый, усталый, но удивительно полный внутренней силы и боли за судьбу России. Он как бы уже тогда прощался с этим миром, чувствуя приближение конца своей жизни. А мы всегда будем хранить память о живом Иване Петровиче Солонкине - настоящем патриоте, гражданине, верном сыне своей большой и малой Родины.

Друзья


11486 просмотров
22:59 24 октября 2013

Рейтинг

Оценка:
  (12 мнений)
Ваша оценка:
 

Комментарии

23/10/15 в 13:45
Анна
Ступинские краеведы и автор статьи, отзовитесь, пожалуйста!

Мне нужна ваша помощь в реализации интересного проекта.
13/06/18 в 00:09
Виктор К.
Давно не было так интересно. Великолепно. Благодарю автора. И всех его сподвижников!
13/06/18 в 00:17
Виктор К.
Великолепная статья и работа. Давно интересует история Ступинского района и с. Верзилово. Огромное спасибо автору.
 
Сегодня в 08:46
У соседа по частному дому,на протяжении многих лет, канализация вытекает прямо под окна.
17/06/18 в 13:20
Когда будет вода в Михнево на сантехе?
15/06/18 в 19:52
Наконец то и в нашем регионе начали выполнять гидроизоляцию колодцев .
14/06/18 в 21:19
лучше напишите в красках статью, почему ДК до сих пор не построен
13/06/18 в 00:17
Великолепная статья и работа. Давно интересует история Ступинского района и с.
Перекрёсток Куйбышева и Горького
Рейтинг@Mail.ru
Объявлений: 1320
Событий: 2975
Справочник: 2006
Новостей: 777
Фото: 402